Хорошие газеты
Родная газета Международная газета
"Родная газета"


Газета Родовое поместье Международная газета
"Родовое поместье"

Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...












Текст выступления Владимира Мегре в Геленджике

Вступление
В.Н. Мегре:
Я благодарен организаторам за их пылкое стремление сделать всё хорошо и правильно, но попроще лучше, и поконкретнее. И ещё. Когда я стоял за кулисами, сказали, что вот там люди стоят, которые не смогли попасть в зал. Я прошу, откройте дверь. (аплодисменты в зале)
А что они на помостках будут, что ли? Мне неприятно будет, если люди будут стоять на улице. Пусть как угодно будет, но чтоб люди... Я прошу прощения за неудобства у тех людей, которым придётся стоять. Если все не войдут. Ну что ж. Ну не войдут... Но двери будут открытыми в любом случае. (аплодисменты в зале)
Я прошу: те которые вошли - чтоб не было давки. А то администрация говорит, что я нарушаю тут некоторые правила пожарной безопасности и так далее, поэтому - ничего не зажигайте. (смех в зале)
Хотелось бы пообщаться со всеми как с каждым. Я не знаю, как это уловить, чтобы говорить всем и в то же время каждому в отдельности. Но буду пытаться. Посылайте сюда записки. Я лучше буду отвечать на вопросы. Так будет точнее и быстрее. А то вдруг буду говорить только о том, что самого больше всего волнует. А меня вот волнует не эзотерика, не некие вот такие вот высокие вещи, не духовность, а... Я вот так предполагаю, что самый духовный человек - это человек, который великолепно выглядит, я имею в виду и физически в том числе. У которого играет на щеках румянец, у которого прямая осанка, у которого «светлое» лицо. Который преодолел вот эти, как называется, вредные привычки. Ещё этот духовный человек не должен спасать весь мир, не должен спасать страну, а он просто должен сделать счастливой свою семью, заложить родовое поместье, сделать счастливыми своих детей и обеспеченными надолго. Вот в этом, наверное, самая большая духовность. Потому что общество ведь состоит... это ведь не аморфная какая-то масса, а оно ведь состоит из людей, из семьи, из ячеек. Если будет много счастливых семей - значит, это государство будет счастливое. Если много богатых семей - значит это государство богатое. Вот эти простые принципы... вот они мне понятны. А не понятно, когда там говорят, какие-то кармические процессы, движутся планеты, наступает апокалипсис и нужно вообще там совершать какой-то ритуал и так далее. Всё это уже было. И не одно столетие, и не одно тысячелетие. И совершались ритуалы, и наступали апокалипсисы... Только, вот, настоящие ценности всегда оставались настоящими ценностями. Всегда была любовь, всегда были дети. Ну, другой вопрос - счастливые, несчастливые.
Так вот, самое главное, нам надо подумать, как же нам сделать вот, прямо сейчас себя счастливыми, и счастливыми своих детей. Это можно сделать. Вот, с женщиной одной говорил, она приехала с коллективом из театра, и вот, она говорит: «Вот мы уже делаем поселение». Я думаю: «Ой, как это ужасно. Вот, спешат люди. Надо законно, надо всё основательно. Она говорит: «Ну, мы делаем это поселение пока в воображении. Мы его моделируем. Мы продумываем инфраструктуру. Мы продумываем, какие будут дома, и как будет всё посажено». И тогда я понял, что это главное. Вот главное - всё продумать. Вот когда думаешь о прекрасном, на душе хорошо. Вот и давайте думать о прекрасном. Больше всего то, что меня волнует - я конечно хотел бы решить ряд деловых вопросов. Больше всего меня волнует - это экопоселения, первые семьи, которые будут там жить. Я говорю, экопоселение - это слово не совсем подходит, просто нужно же говорить какое-то слово. Кстати, посёлки нового типа, ещё и ещё что-то... Я начал вот, немножко о них писать в книге «Сотворение», а в 5-ой и 6-ой книге - больше. Там именно половина книги посвящена именно им, посвящено конкретике, что это такое. И посвящено будущему России.
А вот, будущее России - очень, очень прекрасно. И наступит оно не через сто лет, не когда-то - а наступит оно вот, в ближайшие годы. Начнётся необыкновенное движение, которое всколыхнёт многих людей в разных странах мира. Я в этом убеждён. Я вот сейчас немножечко расскажу об этом будущем. Этого ждут. Это понимают. Многие понимают, не только в России. И, конечно, в первую очередь, я общаюсь с читателями, и говорим о читателях, но читателей сейчас становится всё больше и больше, и почти все эмигранты читают в других странах. Но и также на языках: немецком, французском. Сейчас вышла ещё на каких-то языках.
И вот я поехал в Инсбрук, в институт биоэнергетики, где собрались ведущие целители Европы. Они пытались изучать это явление Анастасии и пригласили туда меня. И я поехал. Поехал ещё и потому, чтобы получить от них информацию, что же такое - ведущие целители Европы. Потому что у меня неоднозначное было вообще отношение к целителям. Так как Анастасия говорит: «Болезнь - это разговор Бога с человеком», не всё нужно исцелять. То есть я видел хороших целителей и тех, которые мне не очень нравились. И вот я приехал туда к этим людям, и вот они мне понравились. И самое главное ещё, что они сказали. Что когда Россия пошла тем путём, вот как бы, которым мы шли, который прошли высокоразвитые страны и она стала их догонять, то у нас в общем-то у многих наступила депрессия. Потому что смотрели на Россию как на единственную страну, которая сейчас, вот именно сейчас находится в процессе поиска. Поиска какого-то нового определённого пути. И ведь высокоразвитые западные страны, к которым мы так стремимся, о которых мы так говорим - находятся сейчас в неком тупике. Некое депрессивное состояние. И у них свои есть сложности, которые более значимые, чем в России. Например, Америка, Германия - первое место по раковым заболеваниям. Количество самоубийств у них не меньше. Количество несчастливых семей у них не меньше. Повальное какое-то явление, когда бросают своих родителей. Вот эти проблемы у них там существуют. И если бы Россия пошла таким же путём, то... как бы она не стремилась - это всё прекрасно, но она придёт, в том числе и к... этому. А у России должен быть иной путь. Я не имею в виду Россию - только вот ту территорию, те границы, которые вокруг России. Россия - для меня это определённое состояние человеческой души. Вот это вот важно.
И вот этот путь... Я о нём буду писать. Это путь через простое такое действо. Как Анастасия говорит: «Всё равно появятся первые девять тысяч человек, первые девять тысяч семей, которые первые сделают вот несколько таких посёлков новых. И далее пойдёт цепная реакция. Люди увидят. Начнётся точно такое движение дачников». Движение дачников - она считает это предтечей. В смысле предвестник. Вот тогда начнётся коренной перелом в России. Первое, что она говорит: «Хлынет огромное количество туристов в Россию. Что буквально все духовные маршруты, которые сейчас существуют в мире, будут повёрнуты сюда. Впервые Россия вернёт миру продукты питания. Потому что то, что сейчас существует - это вообще нельзя употреблять в пищу». Я не только имею ввиду мясо, которое было в Англии, но я имею ввиду овощи-фрукты, которые были подвержены генной инженерии. Ведь на самом деле яблок уже нет. То, что мы видим - это не яблоко. На самом деле во многих местах уже просто не существует помидор. Настоящий помидор можно есть без сахара и соли и он вкусный. Я ел такие помидоры. А то, что вот сейчас - это не помидоры. Помидоры, которые продают в супермаркетах, ну помидоры, овощи-фрукты, на них вообще должны быть этикетки. На западе говорят, сейчас есть такой закон. Путин, говорят, сейчас тоже... чтобы указывали на этикетках, что эти продукты были подвержены генной инженерии. Их тоже нельзя употреблять в пищу. А в Германии сейчас очень ценится картошка из России. К сожалению, вот под Москвой есть одно экспериментальное хозяйство, которое пытается их картошку выращивать. Это неправильно. И вот на этих участках, люди на этих участках, первые вот девять тысяч должны показать, что такое настоящий продукт. Настоящий, экологически чистый.
Знаете, вот я писал в книжке «Сотворение», что Анастасия говорит, что не нужно себя утруждать вот обработкой земли, внесением удобрений. Нужно просто понять мысли Бога. Вот как она считает, что всё нас окружающее - это мысли Бога и нужно понять и сделать так, как Он сам сотворил. Тогда всё будет само расти. И вот она доказывает это, говорит на тайгу, что вот в тайге всё растёт, в лесу без всяких удобрений, и вот, посмотри...
И всё равно, всё это необычно. Я стал советоваться с учёными, просил, чтобы нашли в интернет, чтобы нашли что-то вот такое подобное. Не потому что я, там, верю или не верю, не важно. Но когда необычное, мы всегда думаем, что это мистика, что это выдумка, и так далее. И есть читатели, которые просто... говорит Анастасия - они душой её понимают, верят. Но есть люди, которые тоже люди, и хотелось бы, чтобы они тоже что-то поняли и поверили. И хотелось быть более убедительными, я искал доказательства и никак не мог найти. Я искал их в Инсбруке. Говорят, нужно более осмысленно... ну корректно говорят психологи, целители. Там все целители, можно сказать, учёные. Ну, говорят, нужно более осмысленно к этому подойти... никак не получалось, и у меня где-то месяца три вообще вот, ну не писалось дальше ничего и всё. Ну не могу. Вот подойдёшь к книге, и не пишется. Всё время только об этом и думал. И вот с фондом однажды поехали за город во Владимирской области, и сидел у пруда, и подходит женщина и говорит: «Владимир Николаевич, тут недалеко есть бывшая барская усадьба. Там ничего не сохранилось, никакой постройки. Всё растащили в окрестные деревни. Но там остались насаждения. Те, которые посадил этот русский барин». То есть вот такая усадьба. Я сразу на машину, там полевая дорога. Говорю: «Всё, нужно ехать». И когда ехал по полевой дороге, вот поле, поле, луга, и вдруг - такой вот, как бы лес, лесок небольшой. Подъехал ближе - и открылся вход. И по краям росли дубы, сибирские кедры. И открылся вход, а внутри - аллеи, поросшие травой, но аллеи тенистые... и сад. Великолепный великолепный сад. Ветки прогибаются, усыпанные яблоками. Великолепными яблоками. За этим садом никто не ухаживает. Никто его не опрыскивает, никто не белит, не обкапывает, не поливает - а он растёт и плодоносит. И растёт сад из вот этих деревьев. Этот русский барин видно что-то знал. И, понимаете, в 1976году, в этой Владимирской области, в этих районах ударил мороз и вымерзли все сады. Люди посадили новые деревья. Но этот сад остался. Конечно, сад не может расти двести лет, и это не те деревья, которые посадил своей рукой вот этот человек, который заложил вот это поместье, но... Они погибали, старые деревья, а вот от упавших яблок, от семечек вставали новые. Сами вставали. Сами росли. И так на протяжении двухсот лет.
Когда я всё это увидел... Всё искал, и за рубежом, и в науке подтверждения, и когда я увидел всё это наяву - меня просто это так сильно поразило, и сразу всё стало само собой писаться. Я стал писать дальше, потому что уже не было больше никаких сомнений.
А сомнения появились в другом. Вот знаете, мы говорим много-много правильных вещей, а вот воплощение в жизнь... Проходит очень много времени, и всё никак что-то в сознании не щёлкнет, не переключится. Как бы какой-то переключатель. И вот как-то я еду... Я не один раз приезжал в эту деревню, с оператором приезжали, снимали там. Засняли эти кедры. Стоят кедры, сад в линеечку. Они не могут одни стоять, они падают, когда вырастают большими, и вот, там тоже кедры падают. И один упал, кроной сцепился с ещё стоящим кедром и держится, плодоносит.
Я там у местных жителей, двое парней, спрашиваю: «А что вот, так здорово всё сделано. Сами восхищаетесь. А что вот, вы не сделаете у себя?». Есть у них там земля, и немало земли. Они говорят: «Ну как это? Это невозможно. У нас нет денег. А это барин. У него были деньги. Вот поэтому он взял, привёз из Сибири саженцы. Всё так обустроил здесь». Я говорю: «А сколько нужно денег, чтобы взять это семечко, посадить или бросить в землю?». Он говорит: «Ну, семечко. Это сколько ж ждать пока вырастет из него что-то». Один так сказал. Второй говорит: «Ну, семечко? А действительно!»
То есть мы все вот, получается, что живём, как бы согласившись с тем, что мы временно на этой земле. Что мы вот только-только, проживём вот, эту жизнь. Надо быстрее всё схватить, а потом уже, как бы, ничего не будет для нас.
И если, по большому счёту, мы говорим о воспитании детей, то и о родителях своих не думаем. Вот так. А психология срабатывает - купить квартиру. А даже в новом доме квартира, гарантийный срок 80 лет. Значит, мы не для детей покупаем квартиру. Для себя. Деньги тоже детям не оставишь. Ничего с деньгами не сделать. Почему же тогда своим детям мы не оставляем вот такого родового поместья? Почему? И все пытаемся найти какие-то теории, какие-то там системы воспитания. Можно найти систему. И очень умную и очень грамотную. Но из чьих уст она будет преподноситься ребёнку? Из уст матери, отца, которые не смогли себя счастливыми сделать. Тогда это всё будет восприниматься как ложь.
Вот, я так сильно загорелся тем, что должны быть вот такие поместья, должна быть у каждого земля, должен быть у каждого свой кусочек Родины. Должна быть возможность быть по-настоящему счастливым. Хочу во чтобы то ни стало, вот это вот осуществить.
Ни в коем случае нельзя спешить. Вы знаете, вот эта идея... Она в мире будоражила умы людские на протяжении сотен лет. И было очень-очень много попыток сделать нечто подобное. В разных странах. Самая такая грандиозная попытка, которая была предпринята - это было в Индии, город Ауровиль. Но это самая неудачная попытка. Где там хотели сделать как бы такой духовный центр, мировой духовный центр. Вот у Шри Ауробиндо возникла такая идея. И она была поддержана Индирой Ганди и ЮНЕСКО, ну и вообще рядом структур. Были выделены большие средства, была выделена земля, стали всё там строить и... ничего не получилось. Они переругались между собой. Те, которые там стали поселяться, они переругались из-за власти.
И ещё. Я вот, рассматриваю многие вещи как просто предприниматель. И, там вот такая ситуация: землю приезжает человек покупает, платит деньги, а земля всё равно является принадлежностью храма. И вероятно, это сказалось, вероятно, что-то другое. Ну, вот здесь были неудачные попытки, и поэтому здесь не нужно спешить. И когда кто-то просто сломя голову: «Ах, есть такие люди! Ах, всё! Я сейчас пойду. Вот там всё строить буду. Устраивать так, как говорится в книгах». А я говорю: «А соседи? Какие у тебя будут? Можно взять какое-то поместье, купить, обустроить, и ребёнок твой там будет жить. Но он должен с кем-то будет общаться. А у соседки мальчишка курит и ругается матом»... Вот, пожалуйста! То есть это должны быть некие объединения, некие движения, и в том числе это должна быть государственная программа. Мы живём не изолированно, а мы живём в обществе, в государстве. И мы должны всё делать точно в соответствии с законами этого государства. А если законы, допустим, не очень нам подходят, то мы должны законным правильным путём влиять на то, чтобы эти законы были скорректированы. Вот фонд пытается сейчас организовать партию. Можно много говорить, об уставе говорить. Но должен быть самым главным единственный пункт - что каждой российской семье, пожелавшей иметь землю и обустроить поместье для себя и своих детей, безвозмездно выдавать гектар земли. Я думаю, что постепенно мы этого добьёмся.
Я дальше лучше буду отвечать конкретно на вопросы. (аплодисменты в зале)

(Смена кассеты и на плёнке не записан вопрос)
В.Н. Мегре:
Купить можно по тем же каналам, по которым распространяет издательство. А в книге говорится о будущем России. Немножко о воспитании детей. Ну и немножко...есть попытки ответить на вопрос: «Кто же мы?». Да, это пятая книга. Вообще так получилось, что я как бы написал и пятую и почти шестую книгу. Ну, так по объёму. Какое-то вдохновение было. Написал, а потом...сейчас вот пытаюсь...
У шестой нет названия. Может, шестую назвать: «Мы хорошие», наконец-то? (смех в зале)

Вопрос: Какое сходство Анастасии в жизни и на изображении?
В.Н. Мегре:
Здесь - отлично, одинаково. А в жизни она намного лучше.
(аплодисменты в зале)

Вопрос: Где сейчас Анастасия? Она с нами?
В.Н. Мегре:
И со мной. (смех в зале)

Вопрос: Как не разрушая семьи, донести до мужчины истину взаимоотношений между мужчиной и женщиной, чтобы не возмутить мужчину?
В.Н. Мегре:
Ну, вот, нести мужчине истину не нужно. Нужно просто стать самой... самой соответствовать истине. И он сразу всё почувствует. Понимаете, может, женщина всё красиво говорить, и быть очень красивой, а её дела будут не очень... А может, женщина как-то вот так взять, сделать, что... Вот она, истина. Не нужно дальше ничего искать. Не надо приносить. Себя нужно отдать.

Вопрос: Когда выйдет фильм про Анастасию?
В.Н. Мегре:
Вот снято сейчас материала на три серии. Одна серия полностью смонтирована. К сожалению, она не первая. Так сложились обстоятельства. Я не хочу устанавливать сроки, но работа над этим идёт, и довольно интенсивно. Не всё так просто. Не всё обычно. Поэтому есть некоторые и сложности.
Главная героиня - конечно Анастасия. Но вы имеете в виду, будет ли она там сниматься? Вот, можете ответить мне на вопрос, что главнее - Анастасия, сама по себе, её тело, или вот, здесь сидящие в зале люди? Люди главнее. Так вот, это и есть Анастасия. (аплодисменты)

Вопрос: В ваших последующих книгах возможна ли публикация фотографий Анастасии, её сына, и окружающего её мира? От этого они только бы выиграли.
В.Н. Мегре:
Пусть они пока проигрывают без фотографий. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Анастасия ранее занималась дачниками, приближая людей к земле. Чем занимались её дедушки? Они живут в лесу? У них есть семья? Кто они?
В.Н. Мегре:
На вопрос «Кто они?» наверно будет легче мне ответить, когда удастся разобраться нам вместе с вами «Кто же мы?». Потому что если она человек, то кто же мы? Если мы - человеки-люди, то кто же она?

Вопрос: Можно ли выращивать сибирские кедры на кубанской земле из семян. И какая должна быть почва?
В.Н. Мегре:
Можно. Но растение... оно адаптируется. Они, может быть, какое-то время и поболеют. Ну, потом адаптируются и вырастут. Почва... ну, более подробно об этом будет написано в альманахе, который выйдет параллельно с пятой книгой.

Вопрос: Очень большое желание встретиться с вами. Нас 6 человек. (г. Новосибирск)
В.Н. Мегре:
Ну конечно, с Новосибирском встретимся. Вообще я знаю, что приехали люди... есть у них какие-то деловые предложения и серьёзные вопросы... Я очень хотел бы со всеми встретиться. Вообще, с каждым человеком поговорить - это очень важно, потому что от вас многое можно почерпнуть, и я уже давным-давно считаю, что вот эти книжки - это не... Первая книжка - это, конечно, только Анастасия. Все последующие книги - это, как бы плоды совместного труда. Потому что я уже говорил, что я получаю огромное количество стихов, песен. Их слушаешь за обедом, едешь в машине - вставляешь кассету, слушаешь. Невозможно все прослушать. И ясно, что если ты ругаешься матом, то и речь будет несвязная. Потому что лексикон слабый. А когда слушаешь только поэзию, то вот и получается... А поэзия-то - ваша, присланные строки. Вот поэтому так и получаются следующие книги. А не только поэтические строки, но и ваши размышления, ваши идеи. Сейчас уже очень, очень трудно понять... она просто, наверное, сделала вот так вот... всколыхнула, дала импульс. Остальное все и разгорелось. И мне трудно понять уже, вот это сказала Анастасия, вот так вот говорила... Ну, вот так вот говорила... ну какая-то, там, ещё кто-то. Я не запомню, там, кто? Но это внутри, всё живёт, накапливается, накапливается...

Вопрос: Владимир Николаевич! Вы говорите о выращивании экологически чистых натуральных продуктов и о поставке их на мировой рынок. Это хорошо. Но у нас есть уникальные сберегающие ресурс экологические технологии, которые могут дать благосостояние жителям России. Как вы к этому относитесь? (г. Санкт-Петербург)
В.Н. Мегре:
Хорошо, что затронули этот вопрос. Я конечно к этому положительно отношусь. И сейчас присылают проекты архитекторы, и вот недавно был прислан проект, называется «Лисья нора» - очень интересный проект строительства домов. Я знаю, что в Новосибирске есть тоже очень интересные проекты. И, как говорит Анастасия: «Не нужно ничего отвергать. Если что-то есть тёмное, то повернуть его на светлое». И нужно смотреть все эти проекты. Нужно применять всё лучшее. И, вот, в фонде сейчас... он работает и как информационный центр... систематизирует эту информацию. И если они начнут что-то делать в этом направлении, то конечно спросить их, какая будет информация. Эта же информация будет публиковаться в регулярно выпускаемом альманахе, который начнёт с начала следующего года выходить. Не придумали название ещё. Если вот есть какое-то предложение, то скажите. Вот это, вот, слово «экопоселение» оно не совсем к тому, что я говорю. Но просто у кого-то есть другое слово, подскажите. Если «ляжет на душу», то предложите. И также альманах... если придумается, то подскажите.

Вопрос: Как строить мыслеобраз?
В.Н. Мегре:
Ну, он сам строится. Наверно, нужно просто, вот... Главное иметь состояние, цель, задачу. Вообще, я не знаю, как. Вот, знаете, встаёшь утром: «Как всё здорово, как всё прекрасно!» Посмотришь, у меня в кабинете стоит чудесный стол из кедра. И там женщины вырезаны великолепным резчиком. Необыкновенный стол. И, это не обыкновенный подарок. И вот, смотришь на них, они выражения меняют постоянно. Это скульптуры. Солнце встаёт, и понимаете, они выражения меняют. Вот, если вчера что-то хорошо делал - у них такое хорошее выражение. А если плохо - немножко пасмурное. Утром встаёшь и думаешь: «Что же я такое вчера тут сделал? Ну... да, конечно».
Ну, как я пользуюсь этими вот образами. Раз, плохо себя чувствуешь... Бывает, настроение плохое... Я потом заметил, как только начинаю писать о чём-нибудь сложном, о плохом... Ну, вот, информацию получал. Сейчас вообще много информации, статистики такой, удручающей прямо. Раз, раз - чего-то болит. Пытаешься травку, там взять, ещё что-то - всё равно болит. А потом заметил - начинаешь о хорошем писать - раз, всё проходит. Вот так я, наверное, сумбурно сказал о мыслеобразах. Наверно, это мечта - мыслеобраз. Только надо уметь ярко, образно, точно представить в деталях. Надо просто не лениться. И всё.

Вопрос: Что практически нужно делать каждому, кроме чтения книг и так далее?
В.Н. Мегре:
Каждому нужно жить. И жить счастливо. Богато. С любимой и с любимым. Ну, то есть, надо строить родовое поместье на века. Вот она говорит: «Самое ужасное - это кладбище». Ну что такое мыслеобразы? Все учёные говорят: «Мысль материальна». Так вот, похоронили человека, и пока вы думаете о нём, как о мёртвом, он никогда не воплотится обратно. То есть, получается, сами родственники не дают воплотиться душе человеческой. Она говорит: «А чем отличается кладбище от отхожего места? Почему несут тело родителя куда-то там далеко за город, подальше-подальше. Себе в утешение чего-то поставят там и не приходят. А потом вот... как во Франции - не приходят на кладбище с известными русскими поэтами, никто не убирает. А нужно хоронить человека там, где его родовое поместье. Она своеобразно про это говорит, про реинкарнацию, про тело, что это такое. Про то как мы относимся плохо к телу. Вот если точными словами сказать:
Любимый мой!
Вечность впереди у нас с тобой.
Вступает жизнь всегда в свои права
Лучик солнышка блеснёт весной
В новое оденется душа
Но и тело бренное не зря
Смиренно обнимется с землёй
Свежие цветы и трава
Взойдут от него весной
вечно будешь слышать ты пение птиц.
И так далее... Это из пятой книги. (аплодисменты в зале)

Продолжение в следующем номере.


--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...
Разработка сайта http://devep.ru
Copyright 2006-2017 © Международная газета "Быть добру"
Информационная политика международной газеты «Быть добру» http://gazeta.bytdobru.info/o-gazete/#anchor163
Ответственность за содержание информации несёт её автор.