Хорошие газеты
Родная газета Международная газета
"Родная газета"


Газета Родовое поместье Международная газета
"Родовое поместье"

Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...












Текст выступления Владимира Мегре в Геленджике 2000 г. (1 день). Продолжение

Продолжение. Начало в газете «Быть добру» №2(50) 2010 г.

Вопрос: Дорогой Владимир Николаевич! Зачем было нужно Анастасии появляться в зале на прошлой конференции, если и на расстоянии она может видеть.
В.Н. Мегре:
Вот знаете, у меня какое отношение к Анастасии? Пусть она делает что хочет. (аплодисменты в зале)
Идёт куда хочет. Приходит когда хочет. Появляется когда хочет. Вот часто меня просят организовать с ней встречу. Она ж сказала, когда она выйдет. Вот и пускай она выйдет тогда, когда выйдет. И вот, по книгам я даже договора, знаете, подписывал на съёмки. Представляете, какой абсурд, взял, подписал договор. А какое я вообще имел право. Человек совершенно самостоятельный, нормальный человек, вдруг за него, кто-то подписывает договор.
И мне, вот, допустим, фермер из Германии... вышла в Германии книжка на немецком языке... сел в машину, проехал в Сибирь не зная языка... звонил несколько раз мне. Переводчица говорит: «Вот он едет в Сибирь к Анастасии». Я же его не знал. Ну, я и так ему объяснял, и так ему говорил, что не надо это делать. Он всё равно едет. Я тогда говорю переводчице: «Ну, тогда ему скажите, что я выезжаю к его жене, пожить». (смех в зале и аплодисменты)
А он отвечает: «А он не как к жене едет». А я говорю: «И я не как к жене его». (смех в зале)
Он всё-таки поехал. Доехал до Москвы. Я просил людей, чтобы ему объяснили, чтобы он дальше не ехал, потому что такие дороги... Но он поехал. Потом приехал. И, когда я летел в Инсбрук, он встречал в аэропорту меня вместе с другими, с редактором, и он оказался великолепный человек! Ну такой! Да у него четверо детей! Великолепная семья. Там шесть или восемь коров. Он с ними разговаривает. А коровы привередливые, и некоторые - раз, и не хотят, чтобы он механически доил. Он идёт к ним, как своих дочерей уговаривает помочь подоить. Ну и всей семьёй выдаивают. А к нему едут из близлежащих городов. А я ему говорю: «Ты масло мне дай с собой, раз коровы интересные такие». А он говорит: «Нет масла. Молоко сразу покупают всё». И вообще такой интересный человек! Сидит, слушает, вроде бы языка не знает, а понимает всё. Мы были без переводчика, там русские эмигранты... и вообще, сидим в гостинице, там, за полночь уже, там, ехать надо. Все выпивают, а он не пьёт. А я говорю: «А чего он не пьёт-то?» А он говорит: «Вот сейчас же захочется вам ехать, а он и повезёт». И действительно, захотелось ехать, чего оставаться в гостинице и разговаривать. Сели на машину и поехали.
Вот он проделал этот путь по России с огромными трудностями. Я предполагаю. Ну, даже судя из того, что он рассказывал, у него и машина ломалась, и с ГАИ он разговаривал, непонятно как. (смех в зале)
И попал к каким-то людям, которые, ну, не условно освобождённые, ну, лес валят. И очень долго с ними разговаривал. И они ему помогали. Я говорю: «А как же ты разговаривал с ними, о чём?» Он говорит: «Я им об Анастасии рассказывал» Я говорю: «А как они могли тебя понять?» Он говорит: «А там один язык ещё со школы немножко не забыл». (смех в зале)
Я говорю: «А сколько ты с ними разговаривал?» Он говорит: «Два дня» (смех в зале)
И приветы им там передавал.
Надо опять ехать, потому что я обещал к ним приехать. А вообще, меня удивляет Германия, вроде люди такие строгие, точные - а они такие же пылкие как и наши.

Вопрос: Создана ли партия «Сотворение»? Дают ли где-то людям участки для создания Родины?
В.Н. Мегре:
Ух ты, вопрос отличный! Дают ли участки для создания Родины! А вот это сильный вопрос! А кто нам не даёт, ёлки-палки, вообще, создать нашу Родину? Пусть попробуют не дать!
Знаете, я сам просто пишу книжки. Мне как предпринимателю, хочется, чтобы всё было правильно. На законном основании. Чтобы всё было защищено юридически. Вот фонд, представители владимирского фонда, в который стекается вся информация, и которой я пользуюсь время от времени, и с которой контактирую и они занимаются регистрацией сейчас устава. У них недостаточно заявлений. Надо, чтоб заявления были от 50-ти регионов, тогда будет Всероссийская партия землепользователей «Сотворение». А у них сколько-то там недостаёт, поэтому... кто эту идею поддерживает... Юридически чтобы оформить, нужно вот такое заявление. Также они обратились в администрацию по поводу земли, и вот, земля... Запросили полторы тысячи гектар, а администрация ответила, что одним большим наделом такого нет, и сейчас рассматривается вопрос о нескольких наделах на месте. Может, это будет по 50 гектар. Вот в таком состоянии всё это находится.
Понимаете, если есть люди, которые могут в этом поучаствовать, помочь... Вот, кстати, Валентина Терентьевна мне передала устав, кто-то сделал здесь. Я прочитал, мне он понравился. Но мне нравится и то, что девочки сделали в фонде, может, это объединить и сделать единый какой-то устав. Обсудить. То есть, надо, чтобы появились люди среди вас, какие-то политики, которые бы оформили статус этого движения. Это наверное, будет первое движение, которое поистине начнётся не сверху, а снизу. И, наверное, это будет первое... красивое движение. Мне хотелось бы так. У меня просто нет организаторской способности этим заняться, но, может быть среди вас найдутся люди, которые смогут этим заняться. Я не буду в стороне, я тоже буду спорить, если что-то будет не так. Вот, наверно, плохо ответил.
Вот есть фонд, у них есть информация. Туда можно обращаться, можно нечто делать.

Вопрос: В каких странах изданы ваши восхитительные книги? На сколько языков переведены?
В.Н. Мегре:
Наташа, она юрист фонда, она ведёт вот эту статистику. Я, честно говоря, и не очень то этим интересуюсь, потому что вот, как увлекусь какой-нибудь проблемой, так вот и занимаюсь, и занимаюсь ей...
Немецкий, французский, польский, голландский, чешский, эстонский, латышский, сейчас ведутся переговоры для перевода на испанский, итальянский, и иврит. И болгарский у нас неофициально. Ну, они просто сами сделали так, как бы не зарегистрировавшись в фонде. Ну и в Англии тоже так же сделали.
Ну, будет переведены на все языки.

Вопрос: Как вы боретесь с собственной самостью? (смех в зале)
В.Н. Мегре:
Ну, я с ней не борюсь. Понимаете, вот эта первая книжка, она... Ну, вот, дедушка же говорит Анастасии, что: «Если бы Анастасия не сделала изначально вот это вот нечто, то гордыня, самость уничтожила тебя. Теперь тебя им не достать. Преграду внучка перед всем поставила». То есть вот этот вот образ, который сложился первоначально, не всем приятный, нехороший.... он наверно, так и будет всегда при мне. И вот именно он и не даст... Он именно и поборет эту самость. Может быть, в какой-то степени я и изменился... вот вопрос, в лучшую или худшую сторону... Самому не всегда понять. Вредные привычки присутствуют. Ну, то есть, не борюсь я с ними.

Вопрос: Бросили ли вы курить? (смех в зале)
В.Н. Мегре:
Ну вот видите, сколько уже стою перед вами и не курю. (смех в зале)
Могу и выпить, могу и покурить. И я понимаю, что это нехорошо, и в тоже время, наверно, иногда это бывает и нужно. Да, конечно, бывает нужно, потому что если стать полусвятым, преждевременно, то никто тебя уже не поймёт. По крайней мере из тех, кто курит и пьёт. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Как воспринимает ваш сын курящего отца? И когда вы с ним виделись?
В.Н. Мегре:
Ну, я всегда при нём, вот ни разу не курил, это уж точно. И вот в шестой книге я описываю первую встречу с ним, вот, не как первую, а осмысленную встречу, когда он говорит.
Ну, просто, я так хотел, когда пришёл туда, чтобы Анастасия поговорила с ним, потому что он редко меня же видит, и вот, осмысленным ни разу не видел, и вот, хотел, чтобы она с ним поговорила и объяснила, что такое отец, что нужно его слушать, что нужно к нему относиться с уважением, ну и так далее... Потому что, ребёнок же, есть ребёнок.
И я пришёл туда, и сидел и думал об этом, чтобы попросить её, и какие слова она должна сказать ему, потом какие слова я ему тоже должен сказать. И вот сижу и чувствую, что сзади... Вот она когда подходит, всегда чувствуешь, просто как-то, как тепло становится. Чувствую, она подходит, подходит, и я обернулся, и увидел, что... он стоит. Нет рядом Анастасии. И..я..И..он первый заговорил: «Здравствуй папа. Ты извини, что я прервал твои размышления, я просто рядом хотел постоять». Ну а потом стали с ним говорить, и я спросил: «Как ты относишься к тому, что происходит у нас, что делаю я? Тебе рассказывала мама?». Он говорит: «Да, конечно. Ты герой, папа». Я говорю: «Почему?». «Потому что ты ходишь всегда туда, где очень-очень трудно людям. Я тоже, когда вырасту, хочу туда пойти. Только я хочу подготовиться и быть таким же сильным, и чтобы мысль у меня так же быстро мчалась как у мамы». Всё это описано будет в книге. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Вы говорили, что кладбище - самое страшное. Почему?
В.Н. Мегре:
Ну, ещё в недавнем прошлом хоронили людей в склепах, рядом. А теперь куда-то далеко… Ну, просто сходите на кладбище и посмотрите там наши недалёкие предки, родственники, выброшенными. Никто уж так за ними не ухаживает. Трудно рассказать коротко, я просто не могу найти слов, чтобы ответить. Она говорит: «Вот в этом родовом поместье тебя невозможно ограбить». Можно украсть, забрать квартиру. Можно, скажем, украсть какую-то вещь. Ну и так далее. Но кому нужно грабить поместье, в котором ты просто отравишься. Это не мистика. Если придёшь с агрессией. Она говорит, что каждая травинка любит того, кто рядом, кто её лелеет. Каждое животное... Человек приучил всех животных, если так разобраться. В одной стране верблюдов, в другой лошадь, в третьей, там, ещё кого-то… Ведь ничего нет странного, что рядом живущие с Анастасией звери... вот её слушают. И я видел как волчица воспитывает волчат. Это совершенно такой естественный способ, вот, как относиться к Анастасии. Я тоже буду об этом писать в книге.
Когда человек умирает, и если он будет похоронен в этом саду, в этом лесочке, который рядом с поместьем, происходит некий эффект - у каждого человека есть чувство страха, человек чего-то боится иногда, непонятно чего, этот страх может свести с ума, и, вот, когда кто-то попадает с агрессией в это место, родовое поместье, которое существует несколько поколений, у него сработает это чувство страха, ему мало не покажется. Ну, и потом, как она говорит: «Тело смиренно обнимется с землёй и вырастут из него свежие цветы и трава». Деревья будут расти, которые посажены рукой ваших родителей. И трава, которая выросла из тел ваших родителей. Наверное, дом, это не то, что стены, стены квартиры, или стены особняка - а это то окружающее пространство, которое нас окружает. И обязательно это пространство должно быть живым. Она говорит, что таким способом можно жить вечно. Но и действительно, мы же забываем о своих родителях, они ещё и умереть-то не успевают, а мы уже о них иногда забываем. А уж когда умерли - и подавно.
А здесь мы общаемся с окружающим, ведь родители, это неотъемлемая часть этого окружающего. То есть - не ощущается, что они умерли.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, есть ли у Анастасии медальон из кусочка звенящего кедра?
В.Н. Мегре:
Она не носит медальона. Спасибо тем людям, которые высылают ей крестики и так далее, но... она не носит медальонов.

Вопрос: Вы могли бы создать книги, в которые вошли бы все высказывания Анастасии без подтверждений?
В.Н. Мегре:
Я знаю, что некоторых раздражает подтверждения и так далее. Я думаю, что такие книги будут изданы. Мне предлагали даже сноски делать. Я хочу дописать так как могу сейчас, а потом будем разбираться. Я, может быть, даже некие ошибки... они многих раздражают, там, некоторые ошибки... Я имею ввиду грамматические, слова там не так стоят...Собственно вот эти вот книги, получается, что это не книги, это черновики. И грамотные люди, корректоры профессиональные, просто берут книги, корректируют и высылают. И недавно прислали две книги мне, которые я написал, «Сотворение» и «Пространство любви». Прямо в книгах там вклеены листочки, женщина, Надежда Врубель, сделала великолепную корректуру. Вот теперь это такое будет художественное произведение! Такое удовольствие доставила! Понимаете, она специально стала изучать русский язык, в смысле она знала русский язык, грамматику, накупила словарей и делала очень долгое время вот такую корректуру. Я хочу, чтобы переиздали книгу и в таком виде. Но я оставлю то, с чем я согласен там. А то некоторые говорят, что совсем безграмотная книжка. А пускай теперь будет совсем художественная. Нет, я конечно понимаю, что она гениальная и такая, но пусть теперь и такая будет.

Вопрос: Хотелось бы узнать об отце Феодорите и будут ли выставлены те святыни, которые хранятся в хранилищах монастыря на всеобщее обозрение?
В.Н. Мегре:
Вот, знаете, фигура отца Феодорита, этого монаха российского, довольно своеобразного. И вот, знаете, я о нём написал... Я считаю, он какой-то необыкновенный человек. Он, наверное, каким-то образом, мне вот, что-то дал, тогда ещё. И Анастасия про это говорит. И я вот, думаю, что-то есть в нём необычное, но вот, почему, неужели это только я вижу. Почему другие не видят, не знают это? И мне хотелось, чтоб об этом человеке не только я сказал, потому что некоторые будут думать об этом человеке, что это вымысел, или ещё что-нибудь, что-то преувеличено и так далее. Вот, несколько дней назад принесли книжку мне, «Троицко-Сергива Лавра» написана доктором богословских наук, я не помню фамилию, там написано: устав какой там в Сергиевой Лавре за последние сто лет был, какие люди там были, кто был наместником. Я вот это просматриваю, и думаю зачем мне эту книжку прислали. А сердце ёк-ёк... «Зачем мне эту книжку прислали, значит в ней что-то есть, зачем, зачем?». Раз, 141 страницу открываю - там маленькая чёрно-белая фотография отца Феодорита... Это просто было сказка. Был вечер, я один сидел в кабинете, и там полстранички сказано о нём, что это отец благочинный Троицко-Сергиевой Лавры, что он единственный в то время, кто выходил и читал проповеди. Так читал, что его слушала молодёжь. А я то, первая встреча с ним, просто зашёл так, в храм, и восхитился, как он... говорит. И я прошёл, там, где они все проходили и никто не остановил, и он стоял, ждал. Вот такая история. Полуфантастическая. А теперь о нём там сакзано, в официальной такой книге, и сказано, что он пытался бороться, бороться с тьмой. Было это в хрущёвские времена. Что он всегда был прямой и внешне и внутренне. Вообще - это удивительный человек. Вот он монах, казалось бы, а он разговаривал просто как отец. Вот говорят «духовный отец», «духовный наставник», вот как бы он тебя учит духовности. А ведь диалог как с ним строился - придёшь, он говорит: «Как дела?» Вот, говоришь, вот это, вот это. Он говорит: «Ну хочешь отвлечься? Пойдём, пройдём куда-нибудь». Ну и пойдём куда-нибудь. По залам, по кельям, и так далее. Прошло уже столько много лет, а я иногда ярко-ярко вспоминаю какой-то эпизод общения с ним. Или картину, которую он показывал, или кельи, которые он показывал. И, вот, когда он умер... Там в этой книжке говорится, что много монахов очень богатых бывает. А у него вообще не было денег. Он оказывается все деньги отдавал. Он раздал только несколько книжечек за два дня до смерти, своим друзьям-монахам. Книжечки свои раздавал, вещи. Вот, он чувствовал... лёг... и умер. Ну вот так.
А он на самом деле и не умер, потому что вот, необычная история со вторым Феодоритом... Я не всё понимаю в эзотерике, мне трудно во всём этом разобраться, но помню точно, когда он говорит: «Вот там находится наш скит. Вот там находится подсобное хозяйство. Вот там…». Показывает рукой, где вот, сейчас отец Феодорит. «Я наверное, хотел бы быть там». Для чего он мне это говорил? И потом, когда я туда пришёл, там тоже отец Феодорит. Он меня принял точно так, как этот. Он такого же возраста, хотя прошёл не один десяток лет. Ну, он всё делал точно так, как делал тот. И он даже в трапезную повёл. Вот, почему? Он имел возможность провести в трапезную, когда высшее духовенство там ело. Я это хорошо помню. Я ел эту картошку. Они вообще великолепно там готовят. Вот пост, допустим, там же нет мясного, а так приготовят там картошку, соления, грибы, вообще нигде такого не поешь.
И когда я пришёл в этот скит, в одной из книг я опубликовал фотографию этого скита, церковь этого скита, и, когда пришёл в это подсобное хозяйство, он пошёл в трапезную и поставил те же блюда и сидит напротив, улыбается. Вот такая история.
Я, вот, не хочу, чтобы было много мистики. Мне кажется, всё на самом деле безумно просто. И я хочу, чтобы всё это и было просто. Может это совпадение. Может это нечто. Может быть, это... Уж слишком много совпадений.
А серия, которая уже закончена, называется: «Кто управляет случайностями?» Там тоже, вот, совпадения, совпадения... Показана целая цепь совпадений.

Продолжение в следующем номере.


--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...
Разработка сайта http://devep.ru
Copyright 2006-2017 © Международная газета "Быть добру"
Информационная политика международной газеты «Быть добру» http://gazeta.bytdobru.info/o-gazete/#anchor163
Ответственность за содержание информации несёт её автор.